maurice-richard-05

«Ракета»

06  Его не влекла известность и признание публики, но, несмотря на это его любили. Даже на пике славы, он был скромен. Он не пытался доказать, что лучший, но постоянно оттачивая свое мастерство, был неподражаем на льду. Целеустремленный. Непредсказуемый. Его боялись вратари, потому что у него было удивительное голевое чутье и такая воля к победе, что даже залитый в крови после полученной травмы, он все равно возвращался на лед и… забивал победную для своей команды шайбу…

  Он любил хоккей. Это было страстью его жизни. В этом был весь Морис Ришар – звезда «Монреаль Канадиенс». Первый хоккеист в истории НХЛ, кто смог забросить свыше 500 шайб за свою карьеру и установить ряд уникальных рекордов.

02  Он появился в НХЛ, когда Канада постепенно выкарабкивалась из экономического кризиса. Тогда канадцам было не до хоккея. Это грозило тем, хоккейный клуб «Монреаль Канадиенс» — гордость нации, мог в любой момент прекратить свое существование. Но пришел Ришар, и посещаемость матчей в короткий срок увеличилось вдвое! Неповторимая индивидуальность Мориса, град голов, среди которых невозможно было найти два одинаковых, и фантастическая преданность хоккею сделала его примером для миллионов.

  Морис Ришар родился на окраине Монреаля, в районе с французским названием Бордо. Название навевало картины о великолепии Франции и ее благополучии, но на самом деле там все было в точности наоборот. Непролазная грязь, серость, эпидемии и болезни, уносившие сотни жизней, полунищенское существование. Такова была суровая реальность Монреаля в 20-х годах. Ришар не любил вспоминать о своем детстве. Упоминал лишь, что оно было «полным лишений».

  Что мог ждать от жизни мальчик, выросший здесь? Тем более, когда в семье 8 детей (5 сыновей и 3 дочери). Возможно, он бы мало чем отличался от соседских парнишек, которые становились простыми рабочими, как их родители. Или тех, которые попадали в стоящую по соседству тюрьму. Возможно… Если бы он вместе со своим младшим братом не пропадал целыми днями на льду.

  Первый свой опыт Морис получил уже в четыре года на катке позади дома, который соорудил для детей отец. В подростковом возрасте к хоккею прибавились бокс и бейсбол. Но хоккей был его особенной страстью – мальчик мог играть по два матча в день, получая от игры наслаждение.

  Повзрослел Морис рано. В 16 лет он оставил учебу, чтобы пойти работать механиком с отцом. Тогда молодой парень познакомился со своей будущей женой Люсиль. Ей тогда было всего 13 лет. В 1942 году они поженились, хотя отец невесты так и не дал согласия на этот союз.

  Разразилась Вторая мировая война. Морис пытался пойти служить, но множество переломов лодыжки, бедра и запястий сделали эту мечту невозможной. Без аттестата об окончании школы его не взяли даже механиком. Тогда упорный Ришар пошел учиться в Техническую школу Монреаля, чтобы получить необходимый и такой важный для него диплом. Но война закончилась прежде, чем он закончил учебу. Трудно описать, как Ришар был расстроен тем, что канадская армия так и не дала ему шанса проявить себя на военном поприще.

  Ришар попал в НХЛ после войны, когда страна начала понемногу выкарабкиваться из кризиса. Посещаемость матчей была критически низкой. «Монреаль» решился взять 21-летнего форварда, несмотря на травмы, которые просто преследовали его с детства. Тогда Морис считал, что ему повезло, потому что попасть на профессиональный уровень в те времена было очень сложно.

  Наставник команды великий Дик Ирвин поставил не говорившего по-английски молодого франкофона в тройку с не знавшим ни слова по-французски Эктору Блэйку и Элмеру Лаку. Хоккеисты были вынуждены общаться при помощи жестов, но удивительно быстро стали понимать друг друга даже без слов. И снова очередное испытание – перелом ноги. Генеральный менеджер Томми Горман чуть было сразу не выгнал Ришара из клуба. «У этого парня какие-то слишком хрупкие кости,— сказал тогда Горман.— Он нам не подойдет». Вот так за считанные секунды могла разрушиться мечта молодого хоккеиста. Могла, но не разрушилась…

  Позже Горман признался, что сам Бог заставил его изменить мнение о Ришаре. И ему не пришлось об этом пожалеть. Выздоровев, тот принялся творить на льду настоящие чудеса. Обыгрывал по два-три соперника и сокрушал один рекорд лиги за другим. Вскоре без Ришара и его брата Анри уже трудно было представить «Монреаль Канадиенс». «Были матчи, когда мне казалось: любой мой проход, любой бросок приведет к голу»,— делился Морис Ришар.

  Именно тогда Морис забил 32 шайбы (на тот момент четвертый результат в истории клуба). А «Канадиенс» впервые за 13 лет завоевали Кубок Стэнли.

  Тот сезон – 1943/44 годы, вообще стал для Ришара сказочным. У него получалось буквально все. Причем, как на площадке, так и за ее пределами. Во-первых, у Мориса и его супруги родился первый ребенок – дочка. Она весила девять фунтов, и Ришар попросил Ирвина разрешить ему сменить 15-й номер на 9-й. Во-вторых, в одном из матчей плей-офф, он забросил все пять шайб своей команды, что в те скупые на голы времена было просто уникальным событием. Часто объявления и отчеты о матчах выглядели так: Морис Ришар против «Торонто Мэйпл Ливз» или Морис Ришар – 5, «Торонто Мэйпл Ливз» – 1. Наконец, именно в этом сезоне Ришар получил свое прозвище «Ракета».

  О себе он говорил: «Я превосходил многих в скорости, но честно говоря, не считаю, что был феноменально быстр. Скажу больше, мое катание было далеко от идеала. Дик Ирвин даже перевел меня с левого фланга на правый, потому что я испытывал некоторые проблемы при выполнении правых поворотов». В этих словах весь Ришар – потрясающе скромный, лишенный малейших проявлений звездной болезни. «Я просто – хоккеист», — не раз говорил он, пытаясь избежать шумихи вокруг своей персоны.

  Морис на самом деле не лукавил, когда заявлял, что не обладает классическим катанием. Он действительно двигался немного коряво. И все же, равных Ришару в стартовой скорости в те времена не было. «Резкие смены направлений движения, которые «Ракета» придумал и довел до совершенства, кистевые броски, поражавшие силой и точностью, невероятная физическая сила – все это делала Ришара неповторимым», – вспоминал его партнер по звену Эктор Блэйк.

  Бывший товарищ по команде Жак Плант тоже тепло отзывался о Морисе Ришаре: «Ракета не был лучшим конькобежцем или лучшим творцом игры, но у него было самое большое сердце в Лиге. Да, был Горди Хоу, но Морис играл с бешеным огнем в глазах. Он делал все, чтобы выиграть игру. Но что еще удивительней, таким он был и на тренировках. Чем ближе он находился к воротам, тем быстрее двигался. Вы могли видеть только его большие черные глаза, устремленные прямо на вас. Он, как кобра, буквально гипнотизировал вас».

  Героизм Ришара был безграничным, если учесть, что в то время в хоккей играли почти незащищенными: без шлемов и практически без щитков. В одном из матчей сезона 1951/52 годов произошло событие, которое сильно потрясло болельщиков.

  Это была игра с «Бостоном». Во втором периоде седьмого полуфинального матча Морис получил травму. На носилках его унесли с площадки. Шесть швов на голове! Никто не ожидал увидеть Мориса в ближайших играх и тем более в третьем периоде. Еще не успел отойти наркоз, как с залитым кровью лицом он снова появился на скамейке игроков.

«Я плохо соображал, где находятся наши ворота, а где – «Бостона», – говорил впоследствии Ришар.
– Какой счет?
– 1:1.
– А сколько до конца?

  Услышав ответ, Морис вышел на площадку, обвел четырех игроков, уложил на лед вратаря и забросил победную шайбу. Потрясающая победа! Кто бы мог подумать! Публика ревела от восторга и удивления!

  Да, упорства Морису не занимать. «Чтобы остановить Ришара, нужен, по меньшей мере, танк», – сказал после этого матча менеджер «Бостона» Линн Патрик.

  Несколько позже легендарный тренер Детройта Сид Эйбл на банальнейший вопрос, знает ли он, как остановить Ришара, мрачно ответил: «Конечно, знаю – пристрелить!»

  Казалось, Морис достиг зенита славы, но, тем не менее, продолжал прогрессировать. Как это ему удавалось? Секрет раскрыл сам Ришар: «На тренировках я все время пытался придумывать что-то новое, чтобы в играх неожиданными ходами ставить в тупик защиту и вратарей соперника». Вроде бы все просто. Что, казалось бы, мешает поступать так же и другим игрокам? Ничего, но забивать более двадцати голов на протяжении 14 сезонов подряд было под силу лишь ему – Ракете.

04  Расцвет Ришара пришелся на заключительную часть его карьеры, когда Блэйк, сменивший на тренерском мостике «Монреаля» Ирвина, сделал своего бывшего партнера капитаном команды. Лидерские качества Ришара позволили «Канадиенс» добиться невероятного – завоевать Кубок Стэнли пять раз подряд! Именно тогда «Монреаль» приобрел статус легендарного клуба, с которым, наверное, не расстанется уже никогда.

  Ришар потрясающе быстро стал кумиром сотен тысяч франкоговорящих канадцев. Поэтому болельщиков страшно раздражало,то что «Ракету» постоянно оставляли не удел при распределении индивидуальных призов. Даже в сезоне 1944/45, когда Морис первым в истории НХЛ забил 50 голов в 50 матчах (этот результат будет повторен через 36 лет) приз самому ценному игроку достался его партнеру – Элмеру Лаку. За 18 лет Морис завоевал лишь один индивидуальный приз – «Харт Трофи» в 1947 году.

  Естественно, соотечественники хоккеиста расценивали происходящее не иначе, как «заговор». Регулярно подливал масло в огонь и тогдашний президент НХЛ Кларенс Кэмпбелл. Он уже взял за правило штрафовать и дисквалифицировать горячего форварда. Хотя это все и выглядело на первый взгляд обоснованно – расплата за крутой нрав во время игры. Но Кэмпбелл никогда не брал во внимание грязные приемы соперников, которые просто возмущали Ришара. Весной 1955 года конфронтация достигла апогея, когда «Ракета» во время потасовки в матче против «Бостона» нокаутировал …линейного арбитра.

  Спустя три дня после этого случая, Кэмпбелл принял решение дисквалифицировать Мориса Ришара до конца сезона. Это просто похоронило надежды «Монреаля» на Кубок Стэнли. Ярость Квебека не знала границ. И когда Кэмпбелл, как ни в чем не бывало, приехал на следующий домашний матч «Канадиенс» против будущего обладателя Кубка Стэнли «Детройта», фаны устроили образцово-показательный акт недовольства: в него полетели гнилые овощи и яйца. Матч по решению Кэмпбелла был остановлен. Победу присудили выигрывавшему на тот момент «Детройту».

  Разъяренная толпа высыпала на улицы Монреаля и принялась крушить все подряд: магазины, машины… Это было что-то невообразимое! Общая сумма, нанесенная городу ущерба, оказалась по тем временам гигантской – около полумиллиона долларов. Беспорядки прекратились только тогда, когда Ришар обратился к согражданам с просьбой успокоиться. Вряд ли что-то могло подействовать на болельщиков лучше, чем просьба кумира.

  Но это вовсе не означает, что у Ришара не было своей точки зрения на все, что происходило в НХЛ. Более того, он никогда не боялся открыто высказывать свое мнение, невзирая на лица и посты. С 1952 года вместе с профессиональным журналистом он вел колонку во франкоязычной газете «Самди Диманш». Колонка называлась «Ле тур дю Шапо» («Хет-трик») и рассказывала о том, что происходит в лиге.

  В 1960 году стали ходить слухи об уходе Ришара из спорта. И 15 сентября он все-таки заявил о том, что заканчивает игровую карьеру.

  В 1960 году номер 9, под которым играл Морис Ришар, «Канадиенс» навечно закрепили за ним (всего через месяц после завершения карьеры). В 1961 году его имя появилось в Зале хоккейной славы. Лига сделала исключение для одного из лучших своих игроков – приняла это решение, не дожидаясь положенных трех лет после окончания игровой карьеры. В 1967 году Ришар одним из первых был награжден Орденом Канады. В 1998 году под номером 5 его имя появилось в списке «100 Величайших хоккеистов». С 1991 года и до самой смерти Ришар был неофициальным послом доброй воли «Канадиенс».

  Всю свою игровую карьеру Морис Ришар не расставался со своей любимой командой. И даже по окончании ее он остался в «Канадиенс», отвечая в клубе за связи с общественностью. Лишь в 1982 году он ненадолго отлучился из родного клуба – попробовал себя на тренерском поприщем. Ришар всего на два матча возглавил команду ВХА – «Квебек Нордикс».
В 1996 году на церемонии закрытия «Монреаль Форум» публика 16 минут скандировала прозвище Ришара – «Ракета». Морис Ришар не сразу осознал, что любовь такого огромного количества людей относится именно к нему. Первые пять минут он просто не верил своим ушам. Пожалуй, впервые, он плакал на глазах у множества своих фанов.

  27 мая 2000 года «Ракеты» не стало. На следующий день премьер-министр Канады Жак Кретьен выступил с официальным заявлением, принеся соболезнования семье легендарного Мориса Ришара от имени всех жителей страны. С ним пришли проститься около 115 тысячи людей…
Ришар ушел, но имя его навсегда останется в истории хоккея и в сердцах миллионов болельщиков. Его называли на льду первым после Бога. В честь его названа юниорская команда Квебека – «Рокет де Монреаль», которая играла на катке, названном именем легендарного хоккеиста.

  С 24 января 1999 года лучшему снайперу НХЛ, вручается приз «Морис Ришар Трофи».

05  До сих пор имя Ришара ассоциируется с упорством и терпением. Своим примером он смог подарить надежду тем, кто до сих пор не решался пойти напролом к своей мечте. Даже, если она и находится за горизонтом возможностей. И не важно, где ты родился и на каком, возможно, отшибе живешь, важнее, чего ты хочешь от жизни. Можно годами повторять, что нет условий или тяжело вырваться из серой рутины жизни. «Ракета» вполне мог так же оправдываться. Но он старался вырваться, несмотря на то, что его недолюбливали, унижали. Несмотря на то, что в НХЛе часто висел на волоске, он закатывал рукава и …работал. Работал над собой, своими эмоциями. Годами. Работал на тренировках так, как будто от этого зависела не только победа, но и вся его жизнь. Он делал все на сто процентов. Именно это и сделало из него победителя. Признание и победы – это не лотерея и даже не хорошие спонсоры. Это усилие над собой и вера в победу.

Подготовила Наталья ЩЕБЕТОВСКАЯ

Comments

comments

Share this Post!

About the Author : admin

Profile photo of admin

Відправити коментар

Войти с помощью: 
Ваша електронна адреса не буде опублікований.